Семейная тайна рассказ

Реальная история военных лет: семейная тайна

26.11.2014 | 20:30 | Joinfo.ua

Уже осталось совсем мало тех, кто помнит войну и кто может рассказать реальные истории военных лет. Уходят один за одним Герои Великой Отечественной. Остаются лишь их воспоминания, которые, наверняка, будут еще жить не одно столетие.

Уже давно ушла из жизни моя прабабушка, которая пережила всю войну и воочию наблюдала за всеми ужасами, которые порой творились в то ужасное время.

Много и особенно интересно рассказывала бабушка о войне. Мы, открыв рты, с замиранием сердца слушали ее повести о бомбежках, о том, как люди спасались. Говорила бабушка и о немцах. Но как-то неохотно вспоминала их, вскользь упомянет и все – тема закрыта. А у нас, детей, только интерес больше разгорался.

И только спустя много лет узнала я истинную причину ее молчанки и нежелания говорить о немцах. Поведала мне большую семейную тайну моя бабушка, дочка той самой прабабки.

Как оказалось, истинная причина, по которой бабушка умалчивала была скрыта в большом чувстве. Эта любовь была запретной, многие односельчане осуждали прабабушку за ее поступок. Тем не менее, она не побоялась дурной славы и однажды бросилась в омут с головой…

Далее мой рассказ будет основываться на воспоминаниях моей бабушки, Ольги Ивановны, старшей дочери моей прабабки Серафимы.

За два года до войны Сима (а именно так ее все называли) вышла замуж. Отбоя у парней у девушки не было. Она была первой красавицей на селе. Она могла выбрать любого, — говорит Ольга Ивановна. – Поговаривали, будто к маме даже с города купец какой-то свататься приезжал. Но она отказывала всем, потому что ее сердце принадлежало простому кузнецу – Ивану.

Как только Симе исполнилось 16, они с Ваней стали законными мужем и женой. Многие удивлялись этому браку, мало кто понимал, что красавица Серафима нашла в непримечательном тихоне Иване. Тем не менее, они были счастливы вместе: и хозяйство у них хорошее, ухоженное, и огород чистый, и дом – полная чаша.

Через 10 месяцев после свадьбы Серафима подарила мужу дочку – Оленьку (мою бабушку). А еще через год началась война. Ивана сразу забрали на фронт. Сима с годовалой Олей на руках провожала мужа и плакала, клялась, что обязательно дождется его и что будет писать письма каждый день.

Но совсем скоро Сима забыла о своем обещании.

— Помню, к нам в село пришли немцы, — продолжает рассказ Ольга Ивановна, — я тогда совсем маленькая была, но помню, как в нашем доме поселился один из них. С тех пор, как он стал жить у нас, с мамой перестали здороваться односельчане. Все они упрекали ее…

А Сима только отмахивалась, да отвечала со злостью на упреки: — Откуда вы знаете, что муж мой жив? Может, он давным-давно уже на том свете. А я люблю Томаса, может, он – моя судьба. И после этих слов Сима уходила с гордо поднятой головой. Долго тот немец жил в ее доме. Помогал во всем Симе, видно было, что любил. Даже соседи поуспокоились и стали привыкать к нему.

Но подходил конец войне, началось освобождение. В начале 45-го года Серафима родила вторую дочку, немец назвал ее Кэт (Катя по-нашему). Во время освобождения Томас погиб. Как же плакала Сима! Она места себе не находила, ходила чернее тучи и крепко прижимала к груди маленькую Кэт, которая была точной копией своего отца и единственным воспоминанием о нем.

В конце 45-го с фронта вернулся Иван. Еще по дороге домой он узнал от «добрых» людей всю правду. Когда вошел в дом, Сима, словно ошпаренная, подскочила с лавки, побледнела, руки ее задрожали и невольно потянулись к маленькой Катюше.

— Никогда не забуду ту немую картину, — вспоминает Ольга Ивановна. – Отец стоит на пороге, мама с Катькой на руках посреди комнаты… Я тогда была еще мала, но, помню, очень сильно испугалась. А Иван молча вошел, снял шапку и китель, сел на лавку и спокойным голосом изрек: Так вот, знаю я все о тебе, и о том, что с немцем путалась, пока я жизнью своей рисковал. И письма слать обещала, но за четыре года я так ни одного и не получил.

Думал, случилось чё… А оно вон как дела обстоят. В общем, пока я шел, я вот что решил. Что было – не изменишь, поэтому и вспоминать тут нечего. Катьку я своей назову, она никогда не узнает, что я ей неродной. Жить будем так, как жили до войны. Только ты должна пообещать мне, что никогда в жизни не вспомнишь о своем фашисте. Так что, ты согласна? Сима присела рядом с Иваном, склонила голову на его плечо и тихо, едва слышно, произнесла: — Согласна…

Так началась их новая жизнь, полная забот и радости. Они оба выполнили свои обещания: Иван принял Катю, называл ее не иначе, как дочка, и никогда ни в чем не ущемлял перед родными детьми, а Сима никогда больше не вспоминала Томаса, вернее, никогда вслух не произносила его имени. У Симы и Ивана родилось еще трое детей.

— Но мама всегда больше всех любила Катю, — признается Ольга Ивановна. – Мы, остальные дети, мало видели ласки от мамы, а вот Катьку она часто целовала-обнимала, играла с ней… А иногда бывало посмотрит на нее, и, словно, застынет, постоит так немного, смахнет слезу и снова принимается за дела. Наверное, вспоминала она все-таки немца своего.

Вот такие драмы иногда хранят семейные истории. У любви, как известно, нет национальности и расовой принадлежности.

Источник:
Реальная история военных лет: семейная тайна
Война… Как много в этом слове. Для кого-то она ассоциируется с горем и потерей, с кровью и болью. Но есть и другие люди, для которых война стала началом новой жизни.
http://joinfo.ua/sociaty/1055983_Realnaya-istoriya-voennih-let-semeynaya-tayna.html

Семейная тайна

Рассказал мне эту историю дедушка. Жила в их деревне молодая пара — Прохор и Татьяна. Жили они не богато, но зато счастливо, всегда приветливы, в помощи никогда не откажут. И вот Татьяна родила двойню, буквально в течении года у них родился ещё один ребенок. Прохор не ходил, а порхал от счастья. Но вот Татьяна резко изменилась, из молодой улыбчивой девушки она превратилась в старую заезженную бабу. Хотя оно и понятно — трое детей, хозяйство и муж, которому тоже нужно внимание. Прохор, конечно, помогал чем мог, но в основном он пропадал на работе, чтобы прокормить уже большую семью.

Но не долгим было счастье Прохора, в один прекрасный день Татьяна перестала выходить из дома, закрылась от всех, как ни старались соседи идти на контакт. Прохор лишь отмахивался, говорил, что устает сильно жёнушка. Соседи были в недоумении, что происходит в этой семье.

Естественно наутро сосед рассказал обо всем жене и тут сработало сарафанное радио, к вечеру вся деревня знала о беде Прохора. В этот день он не вышел на работу, как зашел утром домой, проведать, так и всё. День шел, второй, неделя. Месяц. А Прохора всё нет. И в доме их по вечерам свет не горит, никаких признаков жизни, только заметили соседи, что животные все обходят их дом, а по вечерам вой собачий стоит на всю деревню. Не выдержали соседи и решили сходить к ним. Собрались дед с товарищами, как более приближенные к семье Прохора.

Так и не узнал никто о тайне их. Лишь перед смертью уже дед мне рассказал это. Видать, хотелось ему излить душу напоследок.

Источник:
Семейная тайна
Рассказал мне эту историю дедушка. Жила в их деревне молодая пара — Прохор и Татьяна. Жили они не богато, но зато счастливо, всегда приветливы, в помощи никогда не откажут. И вот Татьяна родила
http://www.animacity.ru/node/122505

Семейная тайна

Кильмезь. Поздний вечер, за окном затихает шум лесного поселка, и солнце, прощально сверкнув последним лучом, укрылось за темной стеной леса. В комнате деревянного дома на железной кровати с шишечками лежит старушка. Её сморщенное личико утонуло в большой пуховой подушке, худенькое тело накрыто тяжелым ватным одеялом, но оно не спасает – знобит.

Бабушке Прасковье далеко за восемьдесят, она знает – эта ночь будет последней. Дочке сказала: «Устала я, пора к Боженьке. Вот только гнетет меня…», но что именно, не продолжила. Прикрыв глаза, сделала вид, что задремала. Дочь подождала немного, не скажет ли еще что-нибудь мать, поправила одеяло и отправилась на свою половину дома кормить мужа и маленьких сыновей.

Старушка чувствовала, как холод поднимется потихоньку от ступней ног вверх, а мысли бежали далеко, в юность. Вот она вышла из леса с охапкой целебных трав, румянец во всю щеку, толстенная коса, перекинутая через плечо, а в этот момент через деревушку гнали ссыльных, тут и увидела она свою судьбу – красавец жандарм, верхом на коне. А глаза какие бездонные, серо-голубые у него были глаза. Ванечка, Ванечка, где ты сейчас, родимый?

По впалой щеке катится одинокая слеза, а память услужливо показывает картины сватовства. Рад, ох как был рад батюшка, что сватает дочку не свой брат крестьянин, а офицер с государевой службы, грамотный и умный. Маменька, слезу нет-нет да и смахнет, любуясь такой красивой парой. Грех жаловаться, дочку воспитали работящую, и работы крестьянской не чуралась, а прясть, шить, вязать – это уж как водится. И бабка-травница свои знания передала, какая и где травка растет, от каких болезней помогает, и заговорам обучила, как от пьянства мужика отвадить, да здоровье поправить. Поет, пляшет деревня, выдает Прасковью замуж.

И началась жизнь семейная. Прасковья оставалась там же, повитуха и знахарка, нужный человек на деревне, а Иван все на службе, у жены бывал только наездами. Родились дети – дочка и два сына, дом хороший справили, живи и радуйся. Но над страной заполыхало пламя революции, затем гражданской войны. Последняя малютка в это лихолетье и родилась. Однажды ночью, стук в окно, тенью метнулся Иван в дом и свечку зажигать не разрешил.

Как давно это было, но грудь сдавило от боли, предательские слезы бежали по сухонькому лицу. «Я проститься, Прасковья. Ты извини, но оставаться мне здесь нельзя, меня убьют и вам плохо будет. Не забудут, что я царю верой и правдой служил. Будет возможность, дам знать о себе», – и достал ей из сапога бумагу – свидетельство о собственной смерти. А затем, перекрестив спящих детей, обнял жену и исчез. Всю ночь не спала Прасковья, смотрела на детей невидящими глазами, хотелось выть, кричать от боли, обиды, но нельзя, разбудишь.

А на заре, когда запели петухи, выгоняя корову в стадо, сказала деревенскому пастуху: «Петька, муж-то мой, погиб» и дала волю слезам. К полудню вся округа знала, у повитухи Прасковьи погиб муж и осталась она одна с четырьмя сиротами. У многих тогда родные погибали, кто в боях, кто от голода, времена были смутные и лихие. Новой власти в лице секретаря сельсовета Василия было достаточно предъявленного документа, да и как не поверить тетке Прасковье, троих его сыновей своими руками приняла.

Время шло, и люди забыли, что муж Прасковьи был жандармом, все разговоры о нем она жестко пресекала, а вот из детей никто и не спросил, почему на могилку к папке не ходят? А может и чувствовали, что мать знает что-то, но молчит. Однажды соседка, рассердившись за что-то, швырнула в лицо – да бежал твой Иван, живет, небось, за границей, а ты здесь одна детей поднимаешь. Но увидев враз потемневшее лицо травницы, охнула и бросилась просить прощения.

Над землей властвовала глухая полночь, холод поднимался все выше и выше, ног старушка уже не чувствовала, а перед глазами проносилась дальнейшая жизнь. Старшего сына убил кулак перед войной, внучат она воспитала. Второй сын пропал без вести летом сорок первого. «Где ты сыночек? Где ты упокоился, родной?» – шепчут сухие губы. Дочка старшая вышла замуж, дети пошли. А следом и младшенькая подросла, такая же певунья и плясунья, как отец. А мысли летят, одна за другой – не видел ты, Ванечка, как росла наша красавица, а старшенький ее как на тебя похож.

Я с внуками в лес хожу, травы собираем, грибы, ягоды. Вот так, в трудах и заботах, и подошла моя жизнь к последнему порогу, а ты так и не дал весточку о себе. Да я все понимаю, злые времена стоят. Помнишь, сколько у нас икон в красном углу было, а ведь сейчас ни одной нет, зять партийный, нельзя. Хорошо, что ты меня тогда в столицу не увез, здесь-то край лесной, глухой, не просто до нас добраться и отыскать, а вот там бы погибли.

Вот только как быть, Ванечка? Умру я сегодня, кто же узнает о тебе, детям расскажет? Вот у вас дед был грамотный, честный, царю служил, потому и бежал, чтобы жена и дети не пострадали. А если и вспомнит кто, то сможет ли узнать, где и как ты жил? Как больно, что нельзя дочкам и внукам рассказать.

Холод все ближе и ближе подбирался к сердцу, и старушка увидела, как из темноты выступила мужская фигура. «Ванечка», – пронеслось в голове. «Нам пора, Прасковья. Не печалься о будущем, может кто и вспомнит, и узнает», – был ответ.

Утром дочь, увидев на величественном лице покойной улыбку, сказала мужу: «Отмучалась, но так ведь и не сказала мне, на кого она обиду в душе столько лет носила. С собой унесла».

Килбурн. Вечереет. На втором этаже каменного коттеджа, в небольшой комнате, на кровати, лежит дед. Совсем недавно ушел священник, а перед этим пособоровал, причастил, сказал слова напутствия старику. Сын с невесткой вышли проводить его, и старый Ян заметил, как в комнате установилась тишина, внизу хлопнула дверь, где-то неподалеку залаял пес, но ледяное одиночество уже тянуло к нему свои объятия, а минуты жизни завершали свой отсчет. Его пронзительные, запавшие глаза смотрят на окно, за которым целый день висит серая, мокрая мгла.

Как же я устал от лондонской погоды: дожди, сплошные дожди. Чем-то она напоминает питерскую, но та родная, и если солнце выглянет, то только зажмуривай глаза, как ярко. Как много бы я дал, чтобы увидеть твое сине-голубое небо, Россия, твои безбрежные просторы. Вот бы пробежаться по березовым тропинкам, свернуть на тракт и быстрее, быстрее до деревенской околицы. Той самой, у которой я увидел Прасковью.

Хорошая была жена, добрая и понятливая, а каких детей мне нарожала, пока я на службе пропадал. Всю страну объездил, много повидал, и вот надо было приключиться такому. Мы новые паспорта себе справить успели, кто-то не ушел – погиб, кто-то давно сгинул на другом конце земли. А я вот бежал через финскую границу, и с новыми документами оказался здесь. Спасся.

Новую семью завел, дети родились, вот уже и внуки появились, а как там старая семья? Живы ли? Правильно тогда решил и под Санкт-Петербург не перевез Прасковью, кто ее в вятских глухих лесах, где хозяин-медведь, искать станет. Верю – живы. Наверно и не вспоминают обо мне, да и за какие заслуги? Бросил бабу с малыми детьми и свою шкуру спасал, ох, какой грех на мне, а батюшке я ведь в этом не покаялся. Прости, Господи, сам знаешь, никто и не подозревает, что я – русский беглец. Не могу я, сколько лет молчал, а тут перед смертью скажу сыну: «Знаешь сынок, а у тебя ведь братья, сестры в России есть. Бросил я их и сбежал, чтоб меня не убили».

Вот уж и смерть у кровати стоит, а мне стыдно, Господи! Вернуть бы все, да нельзя. Я здесь, никакой работы не чурался, ради новой семьи старался, а вот та семья как, не голодали, не замерзали? Сыновья взрослые давно, воевали, да вернулись ли? А дочки, замуж вышли, детей нарожали, как там младшенькая моя, без папки росла? А дом наш? Какой хороший дом был, пятистенок рубленый, и сосновый бор рядом, и речка недалеко.

Перед глазами вставали картины из прошлого, мелькая быстро-быстро, как в кино.

Скрипнула дверь, невестка подкрутила фитиль лампадки, поправила подушку у старика и сказала мужу: «Мартин, он умирает»… Сын, присев на край кровати, взял старика за руку. «Умирает, но самого главного, отец, так и не сказал. Что-то его тяготило, сколько себя помню, он и не улыбался никогда. Обнимет, по голове погладит, а чувство такое, что его мысли далеко-далеко. Опомнится, вздрогнет, прижмет меня покрепче, а потом уйдет по своим делам. А я смотрю ему вслед не могу понять, папка, почему тебе так плохо. Он на маме женился, за сорок ему было. Кто он на самом деле, где родился, как он жил? Я пытался поговорить с ним не раз, но он насупится и молчит».

Вдруг лицо старика озарилось счастливой улыбкой: «Прасковья, ты пришла за мной, ты простила!» Сын с невесткой видели улыбку, услышали слова на незнакомом языке и последний вздох.

В ночь перед похоронами Мартин, сидя у гроба, смотрел и не узнавал отца. На спокойном лице застыла тень улыбки, будто старик попал туда, куда стремился всегда и вот, наконец, достиг цели. Он думал о том, что отец унес свою тайну в могилу, и пытался понять, что в его жизни было такого, что следовало скрывать от самых близких людей?

До разгадки тайны, нечаянно связавшей две семьи в разных странах, оставалось долгих пятьдесят восемь лет.

Источник:
Семейная тайна
Мобильные знакомства MyLove.Ru это анкеты девушек и парней со всего света. Регистрируйтесь и начинайте знакомиться и получать удовольствие от общения!
http://mylove.ru/elena20744/diary/semeynaya-tayna-istoriya-iz-jizni/

Семейная тайна» Рассказ

— Рома! Началось! — испугано позвала Лариса.

От неожиданности, мужчина выпустил лопату из рук. Романа бросило в холодный пот, предательски затряслись руки.

— Золотко мое, не плачь! Я уже завожу машину, через двадцать минут будем в роддоме. Ты только не спеши, потерпи немножко, — заикаясь произнес Рома.

Через полчаса, молодой человек измерял шагами коридор приемного отделения. Он очень волновался, рвался помочь супруге, поддержать, но мужчину выгнали из отделения.

— Да, не мельтеши перед глазами! — сказала дежурная, сидящая за столом.

— Прошу вас, узнайте как Лариса!

— Первенца ждешь? — засмеялась старушка.

— Да! Очень волнуюсь за жену…

— Нечего волноваться. Роддом у нас самый лучший в области, специалисты отличные. И вообще, ты что, думаешь, она родит через десять минут? — засмеялся женщина.

— А когда? — не понял Рома.

— Может завтра, послезавтра. Посмотрим. Езжай домой спокойно, а завтра приедешь или позвонишь. Лариса твоя на втором этаже, в пятой палате. Окна сразу над входом, — подсказала дежурная.

— Понял! Спасибо! — крикнул мужчина, выбежав из помещения.

Как он и ожидал, супруга стояла в окне. Увидев Рому, женщина улыбнулась, помахав рукой.

— Ларочка, уже не болит? — обрадовался Ромка.

— Нет. Все прекратилось. Езжай домой, я посплю немного.

— Так может вместе поедем? Если что, я тебя обратно привезу, — предложил муж.

— Какой же ты смешной, Ромка. Езжай, я здесь останусь.

Лариса закрыла окошко и прилегла на койку. На самом деле, женщина очень боялась, но не подавала вида перед мужем. Знала, что не уедет в таком случае. Будет ночевать перед окнами.

— Муж? — ухмыльнулась соседка по палате, красивая брюнетка лет тридцати.

— Да. Мы с Ромой со школы вместе. Поженились год назад. — Муж очень сына хочет, а я дочь, — улыбнулась Лара. — А ты? Кого хочешь?

— Никого! — буркнула Вера. — Я жить хочу, а не пеленки стирать!

— Не говори так! Твой малыш уже все чувствует и понимает. Ты полюбишь своего ребеночка, вот увидишь! — улыбнулась Лариса.

— Не нужен он мне. У меня другие планы на жизнь. Очень жаль, что я поздно поняла, что беременна, — крикнула со злостью Вера.

Внезапно, женщина схватилась за живот и закричала уже от боли. Испуганная Лара, побежала за доктором. Через пару часов, схватки начались и у Ларисы. Утром, Лара родила девочку.

— С дочкой все хорошо, да и ты скоро восстановишься, — произнес доктор. — Но, к сожалению, больше не можешь стать матерью. Во время родов, возникли некоторые осложнения.

— Как так? — расстроилась Лара. — Муж о сыне мечтает… Да и вообще, Рома строит большой дом. Мы всегда мечтали о куче ребятишек в семье.

— Так иногда бывает. Радуйся, что хоть одного родила. Некоторым и этого не дано, — философски рассудил Александр Яковлевич.

Лариса с Верой, снова оказались в одной палате. Вера не подымалась с кровати, не хотела ни с кем общаться. Женщина переживала тяжелую депрессию.

— Верочка, кто у тебя родился? У меня дочурка! — поделилась радостью Лара.

— Оставь меня! Не хочу даже вспоминать об этом! — крикнула Вера, отвернувшись к окну.

Женщина отказывалась брать в руки ребенка. На следующий день, Вера, стала собирать вещи с самого утра.

— Верочка, опомнись! У тебя такой славный сыночек! — пыталась вразумить Лара.

— Видеть не могу его! — зашипела женщина, и ушла писать отказ от малыша.

Вскоре, Ларисе принесли дочку на кормление. Женщина приложила малышку к груди, и улыбнулась от счастья и умиления:

— Доченька, красавица моя, — шептала тихо.

— Славная девочка! И кушает хорошо, молодец! — похвалила акушерка.

— Скажите, а тот мальчик, которого Вера оставила… Кто его кормит? — поинтересовалась женщина.

— Никто. Смесь даем, — нахмурилась акушерка.

— Можно, я буду кормить его? У меня молока достаточно. Так жаль кроху…

— Попробуй, если молока будет хватать, то почему бы и нет, — согласилась женщина. — Сейчас принесу его.

Мальчик был чуть больше дочери Ларисы. Малыш все время плакал, а потом, почувствовав тепло чужой женщины, затих и стал кушать. Лара смотрела на кроху и заливалась слезами. «Как можно бросить его? Что происходило в голове у Веры в тот момент? » — думала она.

— Лариса! — женщина услышала голос мужа, и невольно улыбнулась.

Лара только покормила малышей, и держала их на руках. Вместе с ними, она подошла к окошку.

— Ура! Двойня! Я самый счастливый отец! — запрыгал от радости Рома.

Лариса хотела объяснить мужу, что у него только дочь, но руки были заняты, она не могла открыть окошко. Отдав детей медсестре, Лара отправилась к заведующему.

— Александр Яковлевич, я к вам по деликатному вопросу, — начала осторожно женщина.

— Что у тебя? У меня и так от всех этих событий, голова кругом идет! Надо же такое.. Первый отказник за восемь лет моего руководства! — изливал душу доктор.

— Как вы считаете, Вера может опомнится и забрать сына?

— Нет, моя милая… Такие не меняют своих решений. Она действовала не в состоянии аффекта. Это был холодный расчет.

— Можно, я заберу себе мальчика? Вы же сами говорили, что у меня больше не будет детей… Прошу вас, помогите! И малышу хорошо будет, и нам с мужем.

— Лариса, как ты себе это представляешь? — округлил глаза доктор.

— Вы же ведь еще не успели сообщить об отказнике? — спросила с надеждой женщина.

— Пока нет. Вот, бумаги готовлю…

— Что вам стоит написать, что я родила двойню? Подумайте, этим вы делаете счастливей нашу семью и обездоленного ребенка. Хотите, я на колени стану?

— Иди в палату. Я подумаю, что можно предпринять, — озадаченно произнес мужчина.

Через несколько дней, счастливый отец, забирал жену с двойней.

— Дорогая! Такое счастье! Представляешь, а мне поначалу сказали, что у нас только девочка. А тут такая радость, сын и дочка! — произнес Роман.

— Напутали как всегда… У них здесь сколько волокиты, — улыбнулась Лара.

— Твоя правда! Сам доставал их расспросами через каждые пять минут, — засмеялся Рома.

Садясь в машину, Лариса встретилась взглядом с одиноко сидящей женщиной на скамейке. Вера хоть и была в солнцезащитных очках, но Лара сразу узнала ее. Вера смотрела в упор на Ларису, и улыбалась. Лара содрогнулась от этой холодной, ехидной улыбки, которая напоминала оскал дикого зверя.

— Дорогая, поехали! Садись в машину, — позвал Роман. — Кого ты там увидела?

Лара поняла, что Вера тоже знает тайну, которая была известна узкому кругу лиц.

— Рома, поехали быстрее! — испуганно произнесла женщина, прижимая к себе детей.

— Лара, надо же, как интересно. Саша на меня похож, а Машенька, на тебя. Как будто по заказу, — восхищался Рома.

— Ты прав! У нас чудесные детки! — улыбалась женщина.

Родители суетились с самого утра. Сегодня у детей было день рождения. Маше и Саше, исполнилось шесть лет. Лариса хлопотала у двухъярусного торта еще с вечера, а Рома, поехал за подарками.

— Мама, мы скоро будем праздновать? — забежала на кухню Маша.

— Чуть попозже, дочка. Подождем папу, бабушку с дедом, и будем отмечать праздник, — произнесла счастливая женщина.

— А что вы нам подарите? — спросила любопытная девчушка.

— Маша! Так не красиво спрашивать! Потерпи, скоро узнаем, — сделал замечание брат.

— Бегите во двор, сейчас завтракать будем, — улыбнулась Лариса.

— Я помогу тебе, — по взрослому рассудил Саша.

— А я, буду папу выглядывать с подарками! — сказала Машенька, выбежав во двор.

Лара обняла сына, и прижала к себе:

— Какой же ты взрослый у меня! Настоящий помощник!

— Да, мамочка. Вот у Машки, одни только гульки в голове. Очень легкомысленная особа! — заметил брат.
— Она просто женщина, а мы все немного легкомысленны, — улыбнулась мать.

Лара прижала сына к себе, и невольно вспомнила, сколько ей пришлось пережить за это время. После выписки из роддома, ей казалось, что Вера везде преследует ее. Образ женщины не покидал Лару днем, и снился в кошмарных снах ночью. До сих пор, перед глазами Ларисы, стояла недобрая улыбка Веры.

Лара все время ждала, что однажды, Вера ворвется в их дом, и разрушит их семейное счастье. Но время шло, а Вера не давала о себе знать. Успокоившись, Лариса уже и сама стала забывать ту историю, она давно выбросила мысли о том, что Сашенька, не родной сын.

Ничего не подозревал и Рома. Мужчина с самого начала был уверен, что Саша похож на него. Муж очень любил детей и Лару. За эти годы, мужчина построил большой, добротный дом.

— Мама! Смотри, что у меня есть! — забежал радостный Саша.

— Конструктор? Бабушка с дедом пришли? — догадалась Вера.

— Нет. Какая-то тетя подарила. Говорит, что очень хорошо знает меня, и помнит совсем крохотным. Выгляни, она у ворот стоит! — объяснил сын.

У Лары потемнело в глазах. На ватных ногах женщина подошла к окну. Так и есть, ее догадки подтвердились. У ворот стояла Вера… Женщина очень изменилась, от былой красавицы не осталось и следа, но Лариса сразу узнала ее.

— Саша, забери Машу, и идите к себе! — встревоженно произнесла женщина.

— Почему? Мы папу выглядываем во дворе, — произнес Саша.

— Сынок, прошу, делай как я говорю.

Сашенька сдвинул плечами, забрал сестру и пошел в комнату. Лариса вышла во двор. Вера увидела женщину и весело помахала рукой, как будто встретила давнюю подругу. «Она все равно ничего не докажет, по всем документам — Саша наш сын. Тем более, сколько лет прошло» — утешала себя Лара.

— Здравствуй! Ты почти не изменилась, — ухмыльнулась Вера.

Так подло улыбаться умела только она. Улыбка женщины была похожа на оскал шакала. Лара отметила, что Вера сильно похудела. Было видно, женщина любила выпить.

— Здравствуй, Вера. Какими судьбами? — невозмутимо произнесла Лариса.

— Сына пришла поздравить! Какой же он большой стал, настоящий красавец растет!

— Какого сына? Ты о чем? — не сдавалась Вера.

— Своего. Своего родного сына! Ты думала, я ничего не знаю? А? Я сразу догадалась, что ты заброла его, как только увидела твоего благоверного у роддома, с двумя младенцами. Ты ведь девочку, родила, откуда у тебя двойня взялась? — засмеялась Вера.

— Замолчи! — Лара испуганно оглянулась по сторонам. — Что тебе нужно? Зачем пришла? И вообще, как нашла меня?

— Я ехала за вами из роддома на такси. Знала, что рано или поздно заберу сына обратно!

— Вера, ты сумасшедшая? Ты отказалась от него, бросила совсем крошечного, ни разу на руки даже не взяла. Зачем он тебе? Чувства проснулись? — пустилась на крик Лариса.

— Не твое дело! — зло произнесла Вера. — Если не хочешь неприятностей, то можем договорится. Я так понимаю, твоя семья не догадывается, что ты их обманываешь много лет?

— Мне нужны деньги, много денег! Иначе, буду через суд добиваться справедливости! — пригрозила Вера.

— Сколько? — растерялась Лариса. — У меня есть пару тысяч, сейчас вынесу. Но, больше не смей приходить сюда!

— Смеешься? Или издеваешься? Мне нужно много денег. Я хочу уехать из этого городка и начать новую жизнь!

— Вера, опомнись! Откуда у меня такая сумма?

В этот момент, у дома остановилась машина. Рома вышел из авто и достал из багажника два велосипеда.

— Ну что, рассказать твоему благоверному, что он воспитывает чужого ребенка? — зашипела Вера.

— Молчи! Я сделаю, как ты просишь, — умоляюще прошептала Лариса.

— Ларочка, у нас гости? — улыбнулся Рома, удивленно окинув взглядом незнакомку.

— Нет. Женщина ищет подругу. Представляешь, приехала в гости, а адрес дома забыла, — попыталась улыбнуться Лариса. — Иди в дом, я сейчас догоню.

Рома посмотрел с подозрением на Веру, и молча пошел домой.

— Подожди немного. Я вынесу деньги. Не вздумай сунутся во двор, — произнесла Лариса.

Женщина не понимала, что творит. Ей хотелось только одного, чтобы Вера ушла, и никогда больше не возвращалась. Не раздумывая, Лариса открыла шкаф, и достала из коробки внушительную сумму. В тот момент она еще не знала, как объяснит пропажу денег мужу.

Женщина вышла во двор и направилась к калитке. В этот момент, она чувствовала себя воровкой. «Почему я тогда, шесть лет назад не рассказала мужу правду? Он бы понял меня и поддержал. Что будет, если Вера снова придет? Ведь никакой гарантии нет, что она успокоиться » — думала Лариса.

— Лара! — громко позвал Рома.

Женщина содрогнулась, и выронила сверток с деньгами, который прятала пол кофтой. Деньги рассыпались по всему двору.

— Лариса, что происходит? Что это за деньги? — опешил Роман. — Кто к тебе приходил?

Лара закрыла лицо руками и расплакалась. Ей хотелось одного, открыть глаза и понять, что это был страшный сон.

— Рома, прости меня если можешь…

— Успокойся, пойдем в сад, чтобы дети не видели, что ты плачешь. Расскажи, что стряслось? — Рома обнял жену.

Лара все рассказала. Все по порядку. Женщина не переставала плакать и просить прощения.

— Понимаешь, я так привязалась к нему пока кормила, что не смогла поступить иначе. Тем более, доктор сразу сказал, что у меня не будет больше детей…

— Я все понимаю, и полностью согласен с твоим решением. Не пойму одного, почему ты обманывала меня? Лара, мы с семи лет вместе. Я думал, что мы не только супруги, но и хорошие друзья. Мне казалось, что между нами никогда не будет тайны и недомолвок. Получается, ты не доверяешь мне? — отрешенно произнес Роман.

— Доверяю. Ромочка, ты же знаешь, я люблю тебя и детей больше жизни. Я так боялась, разрушить наше счастье, нашу безмятежную жизнь…

— Забери деньги, и иди в дом. Я сам поговорю с этой особой, — буркнул Рома.

Мужа не было часа полтора. За это время, женщина чуть не поседела. «Может он бросил нас? Где он так долго? » — нервничала Лара. Наконец-то, услышала звук подъезжающего автомобиля.

— Рома, почему так долго? — прошептала встревоженно.

— Пришлось посадить на поезд твою приятельницу, — усмехнулся мужчина. — Не нервничай, она больше не явиться сюда, побоится.

— Рома, не пугай меня. Что ты ей сделал?

— Ничего. Для начала завез к Игорю. Там провели с ней беседу. В общем, Вера поняла, что поступила очень плохо. Просила передать, что просит у тебя прощения.

— Игорь? Это к участковому? — догадалась женщина.

— Да. К нашему однокласснику. Как выяснилось, Вера профессиональная воровка. Только освободилась недавно. Не беспокойся, Игорек провел с ней профилактическую беседу. Она была рада, что ее отпустили.

— О каком поезде ты говорил?

— Я отправил Веру к родственникам, в другой город. Там ее дом, а здесь, этой женщине нечего делать.

— Рома, ты не обижаешься на меня? — прошептала Лариса.

— Нет. Уже не обижаюсь. Что бы там ни было, Саша мой сын. Он похож на меня, и внешне и характером. Давай забудем раз и навсегда об этой истории. Пусть это будет наша с тобой семейная тайна, о которой никто никогда не узнает.

— Ромочка! Как же я люблю тебя! Ты самый лучший, самый дорогой! — Лара обняла мужа.

— Пойдем, родители пришли уже. Не забыла, у наших двойнят день рождение сегодня? — произнес Роман, целуя жену.

Источник:
Семейная тайна» Рассказ
«Семейная тайна» Рассказ
http://pirooog.ru/semejnaya-tajna-rasskaz/

Семейная тайна» Рассказ

«Семейная тайна» Рассказ

— Рома! Началось! — испугано позвала Лариса.

От неожиданности, мужчина выпустил лопату из рук. Романа бросило в холодный пот, предательски затряслись руки.

— Золотко мое, не плачь! Я уже завожу машину, через двадцать минут будем в роддоме. Ты только не спеши, потерпи немножко, — заикаясь произнес Рома.

Через полчаса, молодой человек измерял шагами коридор приемного отделения. Он очень волновался, рвался помочь супруге, поддержать, но мужчину выгнали из отделения.

— Да, не мельтеши перед глазами! — сказала дежурная, сидящая за столом.

— Прошу вас, узнайте как Лариса!

— Первенца ждешь? — засмеялась старушка.

— Да! Очень волнуюсь за жену.

— Нечего волноваться. Роддом у нас самый лучший в области, специалисты отличные. И вообще, ты что, думаешь, она родит через десять минут? — засмеялся женщина.

— А когда? — не понял Рома.

— Может завтра, послезавтра. Посмотрим. Езжай домой спокойно, а завтра приедешь или позвонишь. Лариса твоя на втором этаже, в пятой палате. Окна сразу над входом, — подсказала дежурная.

— Понял! Спасибо! — крикнул мужчина, выбежав из помещения.

Как он и ожидал, супруга стояла в окне. Увидев Рому, женщина улыбнулась, помахав рукой.

— Ларочка, уже не болит? — обрадовался Ромка.

— Нет. Все прекратилось. Езжай домой, я посплю немного.

— Так может вместе поедем? Если что, я тебя обратно привезу, — предложил муж.

— Какой же ты смешной, Ромка. Езжай, я здесь останусь.

Лариса закрыла окошко и прилегла на койку. На самом деле, женщина очень боялась, но не подавала вида перед мужем. Знала, что не уедет в таком случае. Будет ночевать перед окнами.

— Муж? — ухмыльнулась соседка по палате, красивая брюнетка лет тридцати.

— Да. Мы с Ромой со школы вместе. Поженились год назад. — Муж очень сына хочет, а я дочь, — улыбнулась Лара. — А ты? Кого хочешь?

— Никого! — буркнула Вера. — Я жить хочу, а не пеленки стирать!

— Не говори так! Твой малыш уже все чувствует и понимает. Ты полюбишь своего ребеночка, вот увидишь! — улыбнулась Лариса.

— Не нужен он мне. У меня другие планы на жизнь. Очень жаль, что я поздно поняла, что беременна, — крикнула со злостью Вера.

Внезапно, женщина схватилась за живот и закричала уже от боли. Испуганная Лара, побежала за доктором. Через пару часов, схватки начались и у Ларисы. Утром, Лара родила девочку.

— С дочкой все хорошо, да и ты скоро восстановишься, — произнес доктор. — Но, к сожалению, больше не можешь стать матерью. Во время родов, возникли некоторые осложнения.

— Как так? — расстроилась Лара. — Муж о сыне мечтает. Да и вообще, Рома строит большой дом. Мы всегда мечтали о куче ребятишек в семье.

— Так иногда бывает. Радуйся, что хоть одного родила. Некоторым и этого не дано, — философски рассудил Александр Яковлевич.

Лариса с Верой, снова оказались в одной палате. Вера не подымалась с кровати, не хотела ни с кем общаться. Женщина переживала тяжелую депрессию.

— Верочка, кто у тебя родился? У меня дочурка! — поделилась радостью Лара.

— Оставь меня! Не хочу даже вспоминать об этом! — крикнула Вера, отвернувшись к окну.

Женщина отказывалась брать в руки ребенка. На следующий день, Вера, стала собирать вещи с самого утра.

— Верочка, опомнись! У тебя такой славный сыночек! — пыталась вразумить Лара.

— Видеть не могу его! — зашипела женщина, и ушла писать отказ от малыша.

Вскоре, Ларисе принесли дочку на кормление. Женщина приложила малышку к груди, и улыбнулась от счастья и умиления:

— Доченька, красавица моя, — шептала тихо.

— Славная девочка! И кушает хорошо, молодец! — похвалила акушерка.

— Скажите, а тот мальчик, которого Вера оставила. Кто его кормит? — поинтересовалась женщина.

— Никто. Смесь даем, — нахмурилась акушерка.

— Можно, я буду кормить его? У меня молока достаточно. Так жаль кроху.

— Попробуй, если молока будет хватать, то почему бы и нет, — согласилась женщина. — Сейчас принесу его.

Мальчик был чуть больше дочери Ларисы. Малыш все время плакал, а потом, почувствовав тепло чужой женщины, затих и стал кушать. Лара смотрела на кроху и заливалась слезами. «Как можно бросить его? Что происходило в голове у Веры в тот момент? » — думала она.

— Лариса! — женщина услышала голос мужа, и невольно улыбнулась.

Лара только покормила малышей, и держала их на руках. Вместе с ними, она подошла к окошку.

— Ура! Двойня! Я самый счастливый отец! — запрыгал от радости Рома.

Лариса хотела объяснить мужу, что у него только дочь, но руки были заняты, она не могла открыть окошко. Отдав детей медсестре, Лара отправилась к заведующему.

— Александр Яковлевич, я к вам по деликатному вопросу, — начала осторожно женщина.

— Что у тебя? У меня и так от всех этих событий, голова кругом идет! Надо же такое.. Первый отказник за восемь лет моего руководства! — изливал душу доктор.

— Как вы считаете, Вера может опомнится и забрать сына?

— Нет, моя милая. Такие не меняют своих решений. Она действовала не в состоянии аффекта. Это был холодный расчет.

— Можно, я заберу себе мальчика? Вы же сами говорили, что у меня больше не будет детей. Прошу вас, помогите! И малышу хорошо будет, и нам с мужем.

— Лариса, как ты себе это представляешь? — округлил глаза доктор.

— Вы же ведь еще не успели сообщить об отказнике? — спросила с надеждой женщина.

Источник:
Семейная тайна» Рассказ
«Семейная тайна» Рассказ — Рома! Началось! — испугано позвала Лариса. От неожиданности, мужчина выпустил лопату из рук. Романа бросило в холодный пот, предательски затряслись руки. —
http://cont.ws/@Nadejda83/1213868

Семейные тайны

Если покопаться в истории многих семей, почти наверняка можно найти нечто таинственное, необъяснимое. Именно поэтому обожаю, когда доводится бывать на посиделках людей намного старше меня. Ещё в детстве забиралась на сундук, что стоял в комнате бабушки, и слушала, как она судачит со своими приятельницами о былом. Позже я стала собирать истории и удивительные случаи, которые происходили со мной или близкими людьми, и поверьте, не доверять им у меня нет оснований.

Верьте или не верьте, но как утверждает моя мать, прабабушка наша была потомственной колдуньей, переняв силу и знания от своей матери, а уж та знахарила на всю их деревню. Покопавшись по закоулкам памяти, вытянула несколько любопытных фактов. Но! Всё по порядку.

Порой к бабушке заглядывали соседи: кому на картах погадать, кому на успех нашептать, а кое-кто и за управой на обидчика обращался. Дважды бабушка предсказывала женщинам смерть детей, а после того бедняжки хоронили своих малюток.

Особенно запомнился один случай, может быть потому, что тогда прабабушка была уже очень старенькой. Вышла у неё ссора с одной соседкой. На их улице проживали люди разных национальностей, и жили дружно все, за исключением одной татарки, которая почему-то больно не любила остальных: украинцев звала хохлами, евреев жидами и так далее. Так вот, при размолвке старуха та крикнула: «Да вас, кацапов, убивать надо!». На это моя бабушка ей ответила: «Твоё супротив тебя же и будет». Плюнула и ушла. В следующий день старуху ту раздавила машина.
Наверное знания эти тяготили её под старость, поэтому она несколько раз предлагала маме передать свой тягостный талант, но та отказалась наотрез. Тем не менее, чему-то прабабушка её всё же научила – уж слишком часто маминых недругов постигают неудачи в работе или появляются неожиданные болезни.

А какие тайны хранит ваша семья?

Новость отредактировал Katrisse — 25-07-2013, 21:08

Источник:
Семейные тайны
Автор истории — я.Если покопаться в истории многих семей, почти наверняка можно найти нечто таинственное, необъяснимое. Именно поэтому обожаю, когда доводится бывать на посиделках людей намн
http://4stor.ru/histori-for-life/68869-semeynye-tayny.html

(Visited 5 times, 1 visits today)

COMMENTS